Ямало-Ненецкий автономный округ не был прифронтовым, но мужество и стойкость, проявленные ямальцами в годы войны, заслуживают уважения и восхищения. Немецкие войска пытались пройти и по территории нашего округа, но столкнулись с сильным сопротивлением. Сухопутные войска гитлеровцев рвались к Мурманску, а морской флот противника проводил операции по ликвидации судоходства на Северном морском пути. Одну из первых крупных операций в морском секторе Арктики немцы назвали «Вундерланд», что в переводе с немецкого означает чудесная страна, ледяная и недоступная. Следующую, которая должна была разворачиваться непосредственно на Ямале — «Прыжок кошки». Всего лишь две истории из той неизвестной войны коснулись Ямало-Ненецкого автономного округа.

Операция «Вундерланд»

Планируя вторжение на территорию СССР, фашистское командование не могло не учитывать обстановку в Заполярье. Согласно плану «Барбаросса», горный корпус «Норвегия» должен был обеспечить оборону области Петсамо и её рудных шахт. В дальнейшем перед корпусом была поставлена задача овладеть городом Полярный -главной базой Северного флота, блокировать Кольский залив, а затем во взаимодействии с 36-м армейским корпусом захватить Мурманск.

Война в воздухе началась гораздо раньше, чем на земле. С 17 по 22 июня 1941 года советские наблюдательные посты зафиксировали девять разведывательных полётов немецкой авиации в сторону Полярного. 19 июня состоялся первый на Севере воздушный бой. Самого большого успеха немецкая авиация добилась 29 июня во время неожиданного массированного налёта на окрестности Мурманска. В этот день на аэродроме Ваенга было сожжено шесть и повреждено 18 советских самолётов.[1] Редкий день лета 1941 года проходил без боёв в районе заполярных воздушных баз. Однако существенного урона бомбардировки не причинили. Численное превосходство советских ВВС и недостаток бомбардировщиков у немецкой стороны не позволили немцам уничтожить советскую авиацию на земле и завоевать прочное господство в небе Заполярья.

Победа в небе успокоила наше командование. Северным флотом уже к середине 1941 года было прекращено укрепление арктических рубежей — надеялись, что германский флот не сунется во льды Арктики. Например, тот же Диксон был недостаточно оснащён артиллерией и серьёзным морским прикрытием. Как вспоминал контр-адмирал Константин Иванович Степин, участник событий на Диксоне, «…на острове царило благодушие, потому что из Белого моря на восток без проблем прошли три каравана судов, была уверенность, что немцы дальше Новой Земли не сунутся. Ещё посмеивались, дескать, для фашистов страшнее «Генерала тумана» да «Адмирала льда» ничего нет. Доходило до того, что на Диксоне не получали никакой информации о проходящих мимо судах. Было даже решено переправить 3 артбатареи на Новую Землю (чудом не успели). Но беспечность чуть не закончилась трагедией»[2].

6 августа 1942 года из Северной Норвегии с военно-морской базы, расположенной в Скоменфьорде, вышел крейсер «Адмирал Шеер» (командовал крейсером капитан первого ранга Вильгельм Меедсен-Болькен). Морская операция получила кодовое название «Вундерланд». Задачи операции были следующие:

  1. Уничтожить транспорты и караваны союзников, встреченные на пути к Таймыру;
  2. Высадить десант на Диксон в количестве 180 автоматчиков, захватить остров, базу, гидрометцентр и радиостанцию, добыть климатические карты и карты коммуникаций и фарватеров;
  3. Уничтожить обнаруженный рыболовецкий флот и «закупорить» Карские ворота;

«Шеер» сопровождали 5 подлодок и эсминцы, которые рыскали в поисках транспортов и караванов. Однако плотный туман не принес желаемых результатов — противника не удавалось обнаружить. Уже 17 августа подлодки фашистов блокировали все подступы к Карскому морю с запада. 19 августа с немецкой подводной лодки пришло сообщение, что туман рассеялся, но русских транспортов нет. 25 Августа с «Шеера» заметили пароход — это был «Сибиряков», которой вёз полярную экспедицию на Диксон. Командир немецкого крейсера, намереваясь получить информацию о ледовой обстановке, так как к этому времени крейсер остался без «глаз» — из-за тумана разбился гидросамолёт «Ардо», приказал судну остановиться и сдаться. А в это время с «Сибирякова» на Диксон неслась «морзянка», предупреждая об опасности присутствия крупных немецких военно-морских сил на трассе Северного морского пути. Приказу немцев советский корабль не подчинился, и начался неравный для «Сибирякова» бой. Мощный огонь врага сделал своё дело: «Сибиряков» пылал, но отстреливался. В скором времени механик парохода пришел к выводу, что капитан убит, и открыл кингстоны. Немцы выловили из холодной воды часть «сибиряковцев», из 128 мужчин и трёх женщин извлекли лишь 28 человек. Те, кто не принимал помощь немцев, были расстреляны в воде. Раздосадованный неудачей — не удалось достать ни информации, ни карт, командир «Шеера» решил атаковать Диксон вслепую. А на Диксоне срочно готовились к бою — восстанавливали демонтированные артиллерийские установки, жителей поселка эвакуировали в сопки. Не было тогда на Диксоне крупных военных соединений, только горстка матросов, портовые рабочие и артиллеристы. Командир «Шеера» прежде всего надеялся на внезапность. Правда, встреча с советским пароходом вывела фашистов из равновесия — ведь они уже обнаружены.

Поэтому действовать приходилось в спешке. А у защитников Диксона не было даже тяжёлых снарядов, в основном осколочно-фугасные. Обойдя Диксон с запада, немецкий крейсер обстрелял порт, радиостанцию, поджёг угольный склад на острове Конус. Но здесь его накрыла береговая артиллерия с Диксона, на палубе начался пожар и крейсер вынужден был отправиться восвояси. На острове сначала даже не поверили, что немцы так быстро отказались от своей затеи высадить десант. В результате, надводные корабли фашистов у Диксона больше не появлялись.

Операция «Вундерланд-2» 1943 года также закончилась провалом. В 1943 году в Заполярье уже были сконцентрированы крупные военные силы советских войск, ряд удачных операций провел Северный флот. Всё это вынудило гитлеровцев отказаться от массированных ударов с воздуха и моря по нашим военно-морским базам, аэродромам и другим важным объектам Арктики. Это свидетельствует о значимости данной операции, ее важности в ходе всех войны. Однако немецкие подводные лодки всё ещё создавали угрозу судоходству, как в районе Кольского полуострова, так и в Карском море.

Операция «Прыжок кошки»

Идея блокады Северного морского пути не давала покоя верхушке вермахта. Провал операции «Вундерланд» подстегнул фашистов сменить тактику и начать массированные атаки под водой. Началась не менее значимая операция под кодовым названием «Прыжок кошки» — блокада подводными лодками западного участка Северного морского пути.

Раскрыв планы врага, советские разведчики провели контроперацию. Была спланирована и проведена чётко организованная акция дезинформации противника, в результате которой была сорвана попытка гитлеровцев создать немецкую базу в районе Обской губы, которая обеспечила бы выход противника на жизненно важную трассу арктических конвоев. Было ясно, что допустить врага на территорию Ямала нельзя — здесь вообще не было войск, а морская блокада Севморпути лишала воюющую страну стратегической транспортной артерии. Чтобы избежать этого, в район посёлков Новый Порт и Мыс Каменный в срочном порядке стали завозить строительную технику и, конечно, дешёвую рабочую силу — заключённых. В рекордно короткие сроки были возведены уникальные по своей конструкции деревянные пирсы для якобы базирования советских подводных лодок, чтобы обеспечить достоверность дезинформации. И испугавшись этого — у русских в районе Обской губы сконцентрирован целый флот — а у гитлеровцев силы были уже не те, немцы операцию «Прыжок кошки» свернули, можно сказать, не начав.

Но точка в этой истории не была поставлена окончательно. В 1958 году во французском журнале «Аврора», а также в ещё нескольких военных американских и швейцарских журналах, появляется информация, что на Ямале в районе посёлков Новый Порт и Мыс Каменный существуют секретные военные базы, где вместе с военными кораблями базируются и подводные лодки. Основания для таких сообщений были. На заброшенные стройки Нового Порта и Мыса Каменного вновь завозят строительное оборудование. В 1947-1949 гг. разворачивается масштабное секретное строительство целого комплекса портовых сооружений для дислокации флота. Работы велись заключёнными Обского исправительно-трудового лагеря, в основном немецкими военнопленными. Предполагалось построить железную дорогу от Салехарда до Нового Порта и Мыса Каменного. Сама база флота должна была находиться в Мысе Каменном, а в Новом Порту строили различные вспомогательные объекты[3]. Строительство было почти закончено, но в 1949г. срочно свёрнуто. Вскоре шторм уничтожил пирс в Мысе Каменном. А уникальный пирс в Новом Порту (он на десятки метров, словно подвесной мост, проходил над водой), построенный по проекту военнопленного Густава Бекмана, позже вошёл в комплекс Новопортовского рыбозавода.

Таким образом, действия советской армии заставили немцев свернуть операцию, практически не начав ее. Это не позволило врагу пробраться на территорию Ямала и блокировать Северный морской путь.

Как говорил Сергей Алексеевич Ковалев — автор книги «Свастика над Таймыром» -«Северный морской путь — это самый кратчайший маршрут между Атлантикой и Тихим океаном. Во-первых, север всегда для нас был — это тот океан, который ни один противник никогда не смог нам закрыть. Если балтийский или черноморский проливы турки и немцы всегда спокойно закрывали, а Дальний Восток всегда был именно дальним. Единственная дорога, которая очень тяжело пропускала все материалы и грузы была для нас открытыми воротами, которые, к сожалению, мы всегда использовали как пасынка почему-то». Немцы использовали Северный морской путь, чтобы перерезать коммуникации Советского Союза с США, потому что именно по Северному морскому пути, как самому защищенному, доставлялись все важные стратегические грузы.[4]